«Допинг»

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Яндекс

Российские эксперты по борьбе с допингом в последнее время в основном занимались такой малопочтенной миссией, как защита перед международной спортивной общественностью пойманных на применении стимуляторов наших спортсменов. И вот после сокрушительного поражения в арбитражном суде в Лозанне, где была лишь подтверждена правомерность дисквалификации наших лыжниц, ученым крепко попало за то, что они морочили всем голову сказками о грубых нарушениях процедуры допинг контроля. Очень жалко и больших денег, впустую потраченных на дорогостоящих адвокатов, мало чего понимавших в спорте.

По словам первого вице-президента российского олимпийского комитета Владимира Васина, изучение итоговых документов суда в Лозанне показало грубое незнание российской стороной, допустившей много ошибок, норм международного права. И тут же Васин заверил, что все допинговые скандалы полностью лежат на совести российских спортсменов, тренеров и их врачей, поскольку свыше им никто не навязывает прием стимуляторов. Тем временем наш главный специалист по допингу, определяющий в Олимпийском комитете России политику в этой сфере, Николай Дурманов публично выступил на всероссийской конференции тренеров по легкой атлетике и вогнал свою аудиторию в легкую панику леденящим кровь рассказом о надвигающихся на нас допинговых ужасах.

Так, все узнали, что появился новый препарат кровяного допинга (чем и злоупотребили российские лыжницы на зимней олимпиаде), который почти не отличается от натуральной субстанции и пока не обнаруживается при допинг контроле и, якобы, его уже начали применять на велогонке «Тур де Франс», а на подходе еще один более неуловимый эритропоэтин, пока безымянный.

— Появился и первый генетический допинг, его уже применили два месяца назад, — мрачно вещал притихшим тренерам ученый. — Это все тот же эритропоэтин, но гены эритропоэтина вставлены в искусственный аденовирус, организм инфицируется, и этот ген начинает работать, производя дополнительный эритропоэтин в организме. Пока нет никакой идеи, как это обнаруживать на допинг контроле. По нашим данным, одна инъекция такого допинга стоит 4700 долларов. Активно внедряются в качестве допинга психотропные пептиды — это одно из самых перспективных направлений. Их эффект на спортсмена — усиление или, наоборот, ослабление агрессивности, увеличение мотивации, легкая эйфория или сильная возбудимость.

По словам Дурманова, разработан и другой вид пептидов. Они живут буквально несколько секунд в крови и вносятся в организм через спрей в нос с помощью сверхтонкой дисперсии, потом распадается, но при этом включается целый каскад реакций, способствующих росту силы и выносливости. Так выработка в организме фактора роста увеличивается сразу на 30—40 процентов.

В еще большее уныние Дурманов вогнал слушателей, когда высказал предположение, что американцы и скандинавы уже используют пептиды. Но как только эти вещества будут ловиться на контроле и войдут в арсенал соперников из других стран, американцы и скандинавы перейдут на новые. Однако этого мало, на Западе против нас появилась и другая напасть — пластыри и гели, с помощью которых наши соперники через кожу вносят гормональные вещества и повышают уровень тестостерона, но в пределах разрешенной нормы.

Но их пластыри сейчас будут ловится, поэтому, по утверждению Дурманова, «народ переходит на пептиды» и это настоящая эпидемия. Он предупредил, что пик их применения придется на олимпийский 2004 год.

— По нашим данным, на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити активно использовались пептиды, особенно в конькобежном спорте, в результате первые места занимали неизвестные спортсмены, которые перед этим в мире были 20—30-ми, а всем известно, что так просто такой прогресс не происходит, — сообщил Дурманов сведения, видимо, полученные российской спортивной разведкой.
А далее на подходе суровый генный допинг. Это вирус с геном гормона фактора роста, стимулирующего рост кровеносных сосудов. Дурманов рассказал, что его уже применяют в США при лечении переломов и травм суставов у баскетболистов и хоккеистов, но не исключил того, что препарат будет задействован как допинг.

Вообще-то любое лекарственное вещество можно в той или иной мере изобразить как потенциальный допинг. Так, наш антидопинговый эксперт вспомнил изобретение генно-терапевтического протокола для лечения болезни Альцгеймера, когда происходит активация фермента, отвечающего за скорость нервного импульса, что во много раз увеличивает скорость нервной реакции. По мнению Дурманова, это имеет большие перспективы в боксе и ряде других видов спорта. Правда, потом он добавил, что введение специальных маркеров в эти редкие и дорогие препараты позволит их легко определять при допинг контроле.

А дальше в истории о страшном повсеместном допинге настает очередь рассказа о кознях Всемирной антидопинговой организации, якобы, особенно неравнодушной к российским спортсменам. Прозвучало предупреждение, что внесоревновательный контроль будет тотальным и наступит раньше, чем мы думаем, скорее всего, уже с апреля—мая несколько передвижных агентств будут осуществлять контроль без границ и без согласований с местными органами. Можно предположить, что они первым делом направятся в Россию, чтобы преследовать наших спортсменов.

Естественно, что, услышав такое, некоторые тренеры пришли в отчаяние и стали спрашивать, что им теперь делать и как бороться с напичканными пептидами соперниками. Однако Дурманов, поняв, что его страшилки способны заставить некоторых наставников сразу же броситься в поиски нового супердопинга, вовремя спохватился и предупредил:
— Пептиды страшно активны, их действие серьезнее, чем у большинства известных препаратов, поэтому применение возможно только при условии тотального мониторинга. Терапия ими проводится с одновременной диагностикой. Так что применение пептидов в спорте может привести нас к большим неприятностям, мы можем кого-нибудь угробить. А новые генные препараты — это вообще страшная вещь.

Вообще-то реальная жизнь во многом опровергает все эти запугивания. Почему-то Германия — страна с самой развитой в Европе фармакологией — потерпела сокрушительное поражение на летнем чемпионате Европы по легкой атлетике, а зарубежные спортсмены продолжают пользоваться примитивными старыми проверенными анаболическими стероидами, на чем и ловятся допинг контролем. А, кроме того, сегодня появились тренеры, которые наотрез отказываются калечить своих атлетов опасной для жизни химией, и при этом им удается побеждать на самых крупных международных чемпионатах без всяких пептидов.