Об истинных причинах внезапных смертей в спорте (С.Е.Павлов, Т.Н.Павлова)

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Яндекс

Об истинных причинах внезапных смертей в спорте - С.Е.Павлов, Т.Н.Павлова в книге «Технология подготовки спортсменов» … То, о чем мы в течение 15 лет предупреждали, случилось: «Медицинское сопровождение спорта в стране уничтожено» - свидетельствует директор Центра инновационных спортивных технологий департамента физкультуры и спорта Москвы Давид Чичуа (Газета GZT.RU, 18 ноября 2008). …

Сегодня те, кто, многие годы, бессменно занимая главенствующие посты в официальной «спортивной медицине», фактически и уничтожили всей своей деятельностью (а, точнее, - непрофессионализмом и бездеятельностью!) ее зачатки, вновь заняв «командные высоты», выступают за «реанимацию» нежизнеспособного, искусственного конгломерата «ЛФК и спортивная медицина» или «Реабилитация больных и инвалидов и спортивная медицина»: «Главный специалист по лечебной физкультуре и спортивной медицине Минздравсоцразвития доктор медицинских наук профессор Борис Поляев согласился с тем, что система медсопровождения спорта «обветшала». Однако, по его мнению, вскоре будут предприняты попытки реанимации». (Газета GZT.RU, 18 ноября 2008). Да с тем же успехом можно пытаться «реанимировать» разложившийся труп! …

Президент РФ Дмитрий Медведев на заседании Президентского Совета по развитию физической культуры и спорта в Сочи 26 марта 2010 года, говоря об итогах выступления Олимпийской сборной России в Ванкувере, заявил: «Обнажились серьезные недостатки в системе подготовки спортсменов. Она должна быть ориентирована на самого спортсмена. Во всех развитых странах программы и методики тренировок составляются с учетом индивидуальных особенностей каждого будущего олимпийца - так чтобы на старт он выходил на пике своей формы. Здесь главным вопросом становится уровень медико-биологического и научного обеспечения сборных». …

Руководитель Союза биатлонистов России Михаил Прохоров в своем кратком анализе ситуации в российском спорте в «Живом журнале» пишет: «Спортивная медицина у нас практически ликвидирована как класс: нет такой профессии - спортивный врач». И далее он заявляет о необходимости «возврата в Министерство спорта ответственности за развитие спортивной медицины с закреплением статуса спортивного врача с соответствующим социальным пакетом, формирование 4-5 медико-биологических проблемных лабораторий для нужд спорта на базе существующих академических и учебных заведений. Открытие учебных кафедр по подготовке дефицитных спортивных профессий, разработка стандартных методик подготовки спортсменов от детей до высшего уровня». …

Сегодня существует насущная необходимость создания единой специализированной службы медико-биологического обеспечения подготовки спортсменов, которая «охватывала» бы весь спорт (от «детско-юношеского» до «элитного»). Но создание такой службы упирается, прежде всего, - в отсутствие квалифицированных кадров. То есть – в отсутствие спортивных врачей как таковых. В коротком сообщении «Московского Комсомольца» от 21.07.2010 под названием «Спортивных врачей будет едва ли не больше, чем атлетов» утверждается: «У 129 команд сборных России вообще нет никакого медицинского обеспечения (они не имеют даже штатного массажиста)». …

Руководитель ФМБА В.В.Уйба в докладе Председателю правительства России В.В.Путину в ноябре 2010 г. сказал: «Первое - это кадры. У нас сегодня 244 сборных и необходимо 700 специалистов - это спортивные врачи, специалисты по массажу, психофизиологи. Поэтому задача к 2012 году - укомплектовать летние сборные на современном уровне подготовленными специалистами». На самом деле только для сборных команд России специалистов по медико-биологическому обеспечению подготовки спортсменов требуется в десятки раз больше! Но сегодня в России не существует ни одного учебного заведения, реально занимающегося обучением требуемых спорту специалистов по медико-биологическому обеспечению подготовки спортсменов. Начальник отдела медобеспечения сборных команд России Михаил Береснев свидетельствует: «Специализированные кафедры медвузов готовят специалистов по реабилитологии, лечебной физкультуре, фитнесу, но не врачей, которые могли бы полноценно работать с командами спортсменов» (Газета GZT.RU, 18 ноября 2008). Более того, - ни одна из «профилированных» кафедр медицинских ВУЗов страны сегодня просто не в состоянии обеспечить подготовку спортивных врачей в связи с отсутствием на самих кафедрах специалистов по собственно спортивной медицине и из-за элементарного отсутствия у руководителей и сотрудников этих кафедр даже малейшего представления о том, что такое спортивная медицина и каковы ее цели и задачи. Кроме того, законодательная и образовательная базы медицинских ВУЗов просто не позволяют им заниматься подготовкой специалистов по спортивной медицине. …

Сегодня «спортивная медицина» распоряжением «сверху» передана в ведение Мнздравсоцразвития. По этому поводу С.Н.Португалов, заместитель директора ВНИИФК, ведущий спортивный фармаколог России в своем интервью газете «Московский Комсомолец» (№ 25221 от 30 ноября 2009 г. «Лечить ли горло феном?») высказал свое мнение: «Непонятно как будет устроено это обслуживание спортсменов. … У нас Минздрав не самое преуспевающее министерство. Они что, решили уже все проблемы со здоровьем населения? Если на них еще и спорт повесить, то, мне кажется, кризис в этой области не скоро разрешится. … Хотелось бы знать, а где найдут такое количество специалистов, которые способны ориентироваться в проблемах спорта? Это ведь довольно специфическая вещь. И это, поймите правильно, не значит, что здесь, в спортивной медицине, работают Эйнштейны, а там – никого нет. Просто в проблемы спорта люди годами врастают…». Двукратная олимпийская чемпионка, Депутат Государственной Думы РФ Светлана Ишмуратова в той же статье высказалась еще более кратко и конкретно: «Система здравоохранения и система спорта – две разные вещи». …

Министерству Здравоохранения и социального развития России вообще не нужен ни сам спорт (находящийся в сфере внимания Министерства спорта, туризма и молодежной политики России), ни работоспособная и эффективная спортивная медицина! Максимум на что способен сегодняшний Минздравсоцразвития – это на возрождение некогда уже существовавшего «суррогата» из «ЛФК» (или – вновь изобретенной «медицинской реабилитации») и допотопного врачебного контроля физкультурников. К слову: эта «допотопность» обусловлена издревле бытующими представлениями врачей о целях, задачах и методах врачебного контроля и никоим образом не может быть устранена исключительно введением во врачебный контроль современных методов медицинского обследования. И логичен вопрос: а зачем заново создавать «спортивную медицину», изначально игнорирующую требования современного спорта? «Главный специалист» по лечебной физкультуре и «спортивной медицине» Минздравсоцразвития доктор медицинских наук профессор Борис Поляев не так давно заявил: «Решается вопрос о создании Национального центра научной поддержки спорта, будут усилены врачебно-физкультурные диспансеры. И к Олимпиаде в Сочи можно даже ожидать всплеска спортивной медицины в стране» (Газета GZT.RU, 18 ноября 2008). Но патриотический оптимизм профессора-«реабилитолога» безоснователен: уж ему то задача подготовки специалистов и создания действенной и эффективной спортивной медицины точно не под силу (а иначе – чего же он хотя бы не попытался сделать это в прежние годы, когда он, как и сегодня, «возглавлял» в стране официальную «спортивную медицину»?). …

«Без решения проблемы обеспечения здоровья спортсменов и создания специальных центров мониторинга функционального состояния прорыв в результатах российского спорта невозможен. Как директор Центра инновационных технологий я занимаюсь проблемой подготовки здоровых спортсменов уже три года, – рассказал Давид Чичуа. – И мы увидели, что за последние 25 лет исследования в этой части спортивной медицины не получили ни копейки денег, тут не было создано ни одной технологии и направление попросту исчезло. Оно практически полностью уничтожено! Вся спортивная медицина у нас свелась к клинической части – травматологии, лечению спортсменов. А в Англии, Корее, Китае, Японии, Австралии уже созданы новейшие компьютерные технологии, которые позволяют в течение всего периода подготовки фиксировать функциональное состояние спортсмена, вырабатывать рекомендации. … Однако один центр – это капля в море. В России их должны быть сотни, при каждом более или менее крупном комплексе, где идет подготовка спортсменов. На мой взгляд, убежденность в том, что педагогический аспект подготовки превалирует, - глубочайшее заблуждение. Сколько ни говори спортсмену, как надо тренироваться, если его организм не соответствует этим нагрузкам и требованиям, никаких результатов не получишь. Именно поэтому без решения проблемы медико-биологического обеспечения подготовки спортсменов мы не сумеем остановить тот спад результатов, который наблюдаем сейчас, и никакой прорыв невозможен». …

В основе современного функционального контроля в спорте должен лежать постулат о невозможности оценки «деятельности» целостных функциональных систем (поведенческих актов) организма человека на основании данных о «работе» отдельных компонентов этих систем и правило об абсолютной «функционально-структурной» специфичности поведенческих (более узко - двигательных) актов человека. Принятие этих физиологических законов ставит функциональный контроль в строгие рамки и «привязывает» его к тренировочной и соревновательной деятельности спортсмена. Функциональный контроль (непрерывный, периодический, этапный), в обязательном порядке осуществляемый в «полевых» условиях (условиях, тренировочной и соревновательной деятельности спортсмена) – должен стать неотъемлемой частью спортивной медицины. Более того - в современном профессиональном спорте необходима ежедневная (мониторинговая) оценка адекватности предлагаемых спортсменам тренировочных нагрузок их динамически меняющемуся уровню функциональной готовности к тренировочной работе и соревновательной деятельности.

Одна из главных причин роста в последние годы числа смертей в современном спорте – абсолютно необоснованно «взвинченные» сегодня спортивными педагогами тренировочные нагрузки. Но вина за стремление тренеров нагрузить своих подопечных «по максимуму» лежит, прежде всего, - на совести «апологетов» от спортивной педагогики, многие годы несущих как знамя бредовый тезис о том, что рост тренированности спортсмена невозможен без стрессовых тренировочных нагрузок. То, что это не так, давно уже доказано, в том числе, - на практике. Но, чтобы работать по-другому и получать более высокие спортивные результаты, нужно обладать целым комплексом специальных современных тренерских знаний. Вопрос, не имеющий ответа: в каком учебном заведении России сегодня можно получить современные знания, требуемые тренеру для квалифицированной работы? …

Над всем живым на Земле властвуют законы Природы! Человек во всем многообразии его жизненных проявлений – часть этой Природы, подчиняющаяся ее законам. Именно поэтому притязания любого индивидуума в каком угодно виде деятельности могут быть реализованы только в том случае, если его действия, направленные на достижение цели, основаны на знаниях законов Природы. Спортивная деятельность Человека не может являться исключением из правил. Специалисту, объектом деятельности которого является Человек, необходимо понимание того, что человеческий организм является относительно открытой самоорганизующейся и самоструктурирующейся системой, подверженной разнообразным и многочисленным воздействиям среды. И единственное, на чем может базироваться современная теория спорта – реально действующие законы физиологии. Ситуация, сложившаяся сегодня и в спортивной медицине и в спортивной педагогике уникальна: искусственно созданные теории безапелляционно принимаются практиками и тиражируются вне зависимости от приносимых ими результатов. Еще в середине XX века А.Нику, А.Врабие, К.Флореску (1967) писали: «…Последовательная нагрузка организма в подготовительном периоде большего объема и пониженной интенсивности, а затем постепенный переход к обратному соотношению (большая интенсивность, малый объем) воспроизводят в рамках годового цикла постепенную приспособляемость с недостаточным соответствием ее отношений к специализации, и только лишь в середине соревновательного периода равновесие восстанавливается на уровне правильной «смеси». … Вместо постоянного процесса приспособления, ориентированного в направлении специализации и реализации высокого уровня структурного и функционального соершенствования, периодизация в своей традиционной форме создает предпосылки для постоянной «прогулки» по другим видам, что нецелесообразно удлиняет период подготовки и возможность достижения высоких результатов». М.Шолих (1966) утверждал: «…Никогда нельзя компенсировать максимальное или очень высокое по мощности усилие большим объемом нагрузки». А.Н.Воробьев (1977) в своей книге, посвященной тренировке тяжелоатлетов, подверг периодизационную теорию подготовки спортсменов Л.П.Матвеева жесткой, но абсолютно обоснованной критике, утверждая что «правильно построенная тренировка должна готовить спортсмена к той мышечной деятельности, которая необходима на состязаниях». Ю.В.Верхошанский (1998 и др.) на протяжении нескольких десятилетий убедительно опровергал бытующие в среде спортивных педагогов представления о работоспособности матвеевской теории периодизации. Г.В.Мелленбергом, Г.Р.Сайдхуджиным (1991) на основании обширного экспериментального материала еще в прошлом веке было заявлено о неэффективности способа построения тренировки, предложенного Л.П.Матвеевым, и отмечено, что «неизвестно, сколько еще наши спортсмены будут расплачиваться за методические просчеты подобных концепций». F.Horwill (1992) утверждал, что концепция периодизации, базирующаяся на теории Л.П.Матвеева, неприменима в современной подготовке бегунов. S.Zanon (1997) писал, что «если концепция тренировки определяется не на основе биологических детерминант, а - как предлагается советской теорией - на основе теоретизированных понятий, которые не имеют никакого отношения к реальным условиям спортивного прогресса, то соответствующие программы тренировки приобретают случайное значение при высокой вероятности потери спортивных талантов». Нам и сегодня пытаются внушать, что созданная в СССР методика подготовки квалифицированных спортсменов до сих пор актуальна и является лучшей в мире. Но выслушаем мнение итальянских спортивных специалистов: «Неадекватность советской теории тренировки заключается в самовозведении ее до уровня всеобщего сверхзнания … Удивительна ее убеждающая сила и та простота, с которой она постоянно «подтверждалась». Она рассматривала организм как некий закрытый «черный ящик». Теория тренировки советского типа занималась анализом выполненной тренировочной нагрузки и изменений под ее воздействием спортивного результата. Но она пренебрегала изучением изменений, происходящих в организме вследствие выполненной работы, как предпосылки к этим изменениям спортивного результата... Выбирать же средства тренировки на основе определенной физиологической модели, учитывающей биологические сигналы - это совсем другое дело» [E.Archelli, 1991; A.La Torre с соавт., 2004].

Назревшие коренные преобразования теории и методики спортивной тренировки на основе последних достижений в биологии, физиологии, медицине - один из реальных путей возвращения нашей стране потерянного лидерства на спортивных аренах. «В ближайшие годы можно ожидать создания на базе углубленных и всесторонних исследований процессов биологической адаптации … специальной теории спорта» [Н.И.Волков, 1998]. Именно законы адаптации определяют формирование тех или иных результатов любой деятельности человека, включая и его деятельность в спорте [С.Е.Павлов, Т.Н.Кузнецова, 1998; С.Е.Павлов, 1999]. В этом утверждении нет ничего принципиально нового. Еще в 1976 году известный спортивный ученый Н.Н.Яковлев писал, что тренировка - процесс адаптационный, правда, необоснованно считая, что адаптация - прежде всего адаптивные синтезы энзиматических и структурных белков. А когда в Советском Союзе стали популярны высказывания об управлении тренировкой, тот же профессор Н.Н.Яковлев (1976) среагировал на это несколько саркастической статьей: «Чтобы успешно управлять, надо знать механизмы». Ю.В.Верхошанский, А.А.Виру (1987) утверждали: «Механизм адаптации к напряженной мышечной работе лежит в основе неуклонного повышения уровня спортивного мастерства в ходе многолетней тренировки. Поэтому представление о нем имеет важное значение для дальнейшего развития теории физического воспитания и спортивной тренировки, и, в частности, … практического решения проблем программирования и организации тренировки спортсменов высокой квалификации». Согласно утверждению одного из известнейших в мире спортивных теоретиков Ю.В.Верхошанского (2007) «биологическая составляющая является методологической и естественнонаучной основой теории спортивной тренировки». Реально работающие законы физиологии – единственное, что может лежать в основе спортивно-педагогического процесса. И речь здесь может идти не о частных закономерностях течения тех или иных процессов в организме человека, изучению которых посвящено абсолютное большинство работ современных исследователей, а об общих физиологических принципах, лежащих в основе любых проявлений жизнедеятельности сложноорганизованного организма. Спортивная физиология, являясь частью общей физиологии, призвана, в том числе, обеспечить теоретическую базу для построения теории и методики спортивной тренировки, поскольку основанием для построения любых научных теорий и концепций, в которых рассматриваются принципы реализации того или иного вида деятельности человека, может являться исключительно теория его развития с теорией адаптации в качестве ее неотъемлемой составляющей [С.Е.Павлов, Т.Н.Кузнецова, 1998; С.Е.Павлов, 1999, 2000]. Современная теория и методика спортивной тренировки в редакции Л.П.Матвеева (1997, 1998, 1999), В.Н.Платонова (1988; 1997 и др.) никоим образом не учитывает реально работающие законы физиологии [С.Е.Павлов, Т.Н.Кузнецова, 1998; С.Е.Павлов, 1999, 2000 и др.].

В основе бытующих среди ученых всего мира безграмотных по своей сути представлений об адаптации лежит постулат о ключевой роли в этом процессе «общего адаптационного синдрома» - стресса. В 1960 году Г.Селье пишет о стрессе: «Мы назвали этот синдром «общим» потому, что он вызывается лишь теми агентами, которые приводят к общему состоянию стресса …, и, в свою очередь, вызывает генерализованное, то есть системное защитное явление».

Л.Леви (1970) пишет, что теория Г.Селье «вызвала серьезную критику, в частности, на том основании, что этот синдром вызывается у человека воздействием только самых грубых из всех возможных стрессоров, например инъекцией формалина, в то время как на трудности повседневной жизни человек реагирует посредством адаптационных реакций совершенно отличного типа». П.Д.Горизонтов, Т.Н.Протасова (1968) полагали, что Г.Селье не имел оснований для безграничного расширения понятия стресса, включая в него все возможные неспецифические реакции организма. Было замечено, что «не все раздражители вызывают однотипную стандартную гормональную реакцию» и «стремление все неспецифические изменения, возникающие в ... организме, трактовать как проявление стресс-реакции, делает это понятие расплывчатым и крайне неопределенным» [П.Д.Горизонтов, Т.Н.Протасова, 1968]. Позднее С.Х.Хайдарлиу (1980) пишет: «…при стрессовых воздействиях характер биохимических сдвигов в ЦНС определяется не только морфофункциональными и биохимическими особенностями конкретных нервных образований и общим состоянием организма, но и характеристиками самого стрессора - его природой, интенсивностью, продолжитель-ностью действия, повторяемостью и т.д.». Л.Х.Гаркави с соавт. (1977) пишут: «…Многие исследователи даже не изучают, развивается ли после воздействия комплекс изменений, характерный для стресса, заведомо считая, что любой раздражитель вызывает стресс. Если же при этом обнаруживается хоть какое-либо изменение деятельности системы гипофиз - кора надпочечников, то исчезают и последние сомнения (если они были) – стресс это или не стресс». Впрочем, подавляющая часть исследователей в большинстве случаев «не утруждает» себя поисками хотя бы и одного из этих «компонентов», «справедливо» считая, что раз уж организм, согласно общепризнанным представлениям, отвечает на любое воздействие единственной стандартной неспецифической реакцией («стресс»), то лишнее подтверждение ее существования бессмысленно».

Поздние представления Г.Селье о стрессе представлены в его статье «Концепция стресса. Как мы ее представляем в 1976 г.»: «Стресс является частью нашего каждодневного опыта…» и «даже в состоянии полного расслабления спящий человек испытывает некоторый стресс...». Вымыслы Селье о стрессе были приняты «научным» большинством в качестве истины, не требующей доказательств. И именно на этой базе были построены растиражированные по всему миру представления о процессе адаптации.

На самом деле стресс – согласно, в том числе, результатам исследований, полученных еще Г.Селье (1936) – неспецифическая реакция на чрезмерные по силе (сублетальные, летальные) воздействия организм. В зависимости от интенсивности и длительности действия стрессора различают острый и хронический стресс [Л.Х.Гаркави, Е.Б.Квакина, М.А.Уколова, 1977, 1998].

Следует знать, что: «Чрезвычайные раздражители или необычный размер ежедневных условий существования организма, которые выступают в качестве патогенных факторов, нарушают механизмы саморегуляции функции, резко суживают диапазон уравновешивания организма со средой и тем самым ограничивают коренную способность живых существ поддерживать постоянство своей внутренней среды» [И.П.Павлов, 1900]; «…При стрессе нарушаются практически все виды обмена…» [С.Х.Хайдарлиу, 1980]; «Перенесенный стресс существенно нарушает адаптивные функции коронарного кровообращения» и «после прекращения стрессорного воздействия ... наблюдаются нарушения метаболизма, функции и структуры сердца, которые не только представляют собой реакцию на стресс, но приводят к стойким очаговым повреждениям, сохраняющимся после того, как сам стресс миновал» [Ф.З.Меерсон, М.Г.Пшенникова, 1988].

И вот здесь самое время вспомнить об обрушившейся в последнее десятилетие на спорт «эпидемии» внезапных смертей высококвалифицированных атлетов. Конечно, рассматривая случаи внезапных смертей в спорте, нельзя абсолютно отрицать роль в части из них скрытой патологии. Но согласно данным Northcote et al. (1986) непосредственной причиной внезапной смерти обычно является фибрилляция желудочков или асистолия и имеются указания на то, что летальная аритмия вполне может возникнуть и без органических заболеваний сердца. Однако подавляющее большинство современных исследователей, пытаясь найти причины внезапных смертей спортсменов, напрочь игнорируют как «преморбидный анамнез» (в большинстве случаев свидетельствующий о чрезмерных физических нагрузках), так и фактические истоки стресс-теории Г.Селье (1958) (истинный физиологический стресс всегда ведет к повреждению миокарда, рано или поздно заканчивающемуся его дисфункцией или несостоятельностью). Лишь в единичных публикациях встречаются попытки несколько более глубокого анализа причин возросшей в последние годы внезапной смертности в спорте. Так директор НИИ спортивной медицины РГУФКСиТ профессор А.В.Смоленский (2008) пишет: «…чаще всего речь идет о внезапной сердечной смерти, которая в значительной части случаев является следствием острых физических перенапряжений, возникающих при чрезмерной нагрузке на тренировке, соревновании…». Э.В.Земцовский, Е.А.Гаврилова, С.А.Бондарев (2002) пишут о стрессорной кардиомиопатии, вызываемой чрезмерными спортивными нагрузками. Но большинство спортивных педагогов по сей день уверено, что «нагрузка, чтобы оказать тренировочный эффект, должна оказывать стрессорное воздействие и ... стресс - типичное явление у спортсменов во время тренировочных и соревновательных нагрузок» [А.А.Виру, П.К.Кырге, 1983]. Следовательно, отвечая на первую часть извечного для России вопроса «Кто виноват и что делать?», можно с уверенностью указать на виновных – на многочисленных спортивных теоретиков и спортивных педагогов, слепо уверовавших и упорно тиражирующих чужие и собственные безграмотные представления об адаптации и принципах спортивной тренировки. Давно уже доказано, что стресс как одна из неспецифических реакций организма на чрезмерные воздействия (в ее классическом понимании) не играет сколь либо значительной роли в механизмах развития адаптации организма спортсмена к тренировочным нагрузкам [Т.Н.Кузнецова, 1989; С.Е.Павлов, Т.Н.Кузнецова, 1998]. …

Смешение в одну кучу физической культуры и спорта в фактическом представлении современных спортивных педагогов и врачей явилось той почвой, на которой вместо жизненно необходимой спортивной медицины взросла «сорная трава» физкультурного врачебного контроля. Согласно определению, «спорт - организованная по определенным правилам деятельность людей, состоящая в сопоставлении их физических и интеллектуальных способностей, а также подготовка к этой деятельности и межличностные отношения, возникающие в её процессе», то есть спорт это - собственно соревновательная деятельность и подготовка к ней. «Физическая культура - часть культуры, представляющая собой совокупность ценностей, норм и знаний, создаваемых и используемых обществом в целях физического и интеллектуального развития способностей человека, совершенствования его двигательной активности и формирования здорового образа жизни, социальной адаптации путем физического воспитания, физической подготовки и физического развития» (Федеральный закон Российской Федерации от 4 декабря 2007 г. N 329-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации»). Таким образом, спорт и физическая культура – две самостоятельные ветви человеческой культуры, различающиеся целями, задачами и используемыми в них методами и средствами и совершенно неправомочно считать спорт частью физической культуры! Соответственно: спортивная медицина должна быть медициной спорта и активно содействовать достижению его специфических целей и решению его конкретных задач.

Современная спортивная медицина - это отдельная специфическая область медицинской науки и практики, отвечающая за медико-биологическое обеспечение подготовки спортсменов [А.Н.Блеер, Н.А.Чистова, Т.Н.Кузнецова, С.Е.Павлов, 2001; С.Е.Павлов, А.Н.Блеер, 2001; С.Е.Павлов, 2007; и др.]. …

Для того, чтобы тренироваться и выступать в соревнованиях, спортсмен, прежде всего, должен быть здоров, или, по крайней мере, не иметь патологий, препятствующих его тренировкам и соревновательной деятельности. В связи с этим на первое место в комплексной подготовке спортсменов выходит врачебный контроль. Однако сегодняшнее представление о принципах врачебного контроля за спортсменами непрофессионально упрощено. … Основная проблема состоит в том, что традиционно «диспансерный» подход в обследовании спортсменов работает только для случаев выявления уже имеющейся патологии – то есть врачи всегда будут опаздывать и констатировать случившееся – как в случае с многочисленными смертями в современном спорте [С.Е.Павлов, Е.В.Перова, 2010]. … Так внедрение в практику углубленного медицинского обследования квалифицированных хоккеистов медицинской программы «Кардиологический мониторинг и профилактика внезапной смерти хоккеистов в рамках программы «Медицинский паспорт КХЛ» не предотвратило смерти 23-летнего игрока КХЛ и ХК «СКА» (Санкт-Петербург) Игоря Мисько. … Нами давно уже было заявлено [С.Е.Павлов, 1999; А.Н.Блеер, Н.А.Чистова, Т.Н.Кузнецова, С.Е.Павлов, 2001; и др.], что принцип периодического наблюдения за состоянием здоровья спортсменов неэффективен – в современном спорте с его чрезмерно выросшими в последние годы нагрузками, когда патологические процессы в организме спортсмена могут развиваться «на ровном месте» в крайне ограниченном промежутке времени, должен быть использован принцип постоянного непрерывного мониторинга за состоянием здоровья спортсменов. И, кстати, слово «мониторинг» в названии медицинской программы КХЛ в связи со сказанным абсолютно не соответствует действительности. …

Таким образом, когда речь идет о медицинском контроле за квалифицированными спортсменами, планового, этапного, или периодического медицинского контроля (диспансерные обследования, углубленные медицинские обследования) оказывается недостаточно. Проблема в том, что в современном спорте с его запредельными тренировочными и соревновательными нагрузками переход от состояния абсолютного здоровья к патологическому состоянию может быть внезапным и абсолютно непрогнозируемым. В этом случае на первый план выходит необходимость постоянного (едва ли не круглосуточного) врачебного наблюдения за спортсменом. Организация такого врачебного наблюдения не вписывается в рамки «врачебно-педагогических наблюдений» за спортсменами, рекомендованными ранее в многочисленных руководствах по врачебному контролю [А.В.Чоговадзе, Л.А.Бутченко, 1984; В.Л.Карпман, 1987; Г.А.Макарова, 2003; Н.Д.Граевская, Т.И.Долматова, 2004; и др.]. Фактически это должен быть врачебно-физиологический контроль, направленный, в том числе, на своевременное выявление донозологических состояний спортсменов. …

В соответствии с законами системной физиологии в основе комплексной подготовки квалифицированного спортсмена должны лежать: постоянный врачебный и функциональный (текущий и оперативный) контроль за уровнем готовности атлета к выполнению им специфической тренировочной и соревновательной работы. Причем именно отдельные методы, которые могут быть использованы в постоянном врачебном и функциональном контроле, позволяют оценить истинные «размеры» индивидуальной тренировочной и соревновательной работы атлета - реальный размер комплексных средовых воздействий на организм всегда отражен в неспецифических реакциях организма (в реакциях нейро-эндокринной системы) на эти воздействия [Л.Х.Гаркави, Е.Б.Квакина, М.А.Уколова, 1990; С.Е.Павлов, 2000, 2010 и др.]. Оценка неспецифических реакций организма в практике спорта (в текущем функциональном контроле) должна быть использована для контроля за адекватностью тренировочных нагрузок уровню функциональной готовности спортсменов и их способности «усваивать» предложенные им нагрузки [Т.Н.Кузнецова, 1989; Т.Н.Кузнецова, С.Е.Павлов, 1998; С.Е.Павлов, Т.Н.Кузнецова, 1998; С.Е.Павлов, 1999, 2000, 2010 и др.]. Решение этой задачи по объективным причинам не под силу традиционной «диспансерной» форме медицинского наблюдения за спортсменами. Именно непрерывный текущий и оперативный контроль за неспецифическими реакциями организма в тренировочном и соревновательном процессе открывает реальные пути для оптимизации процесса подготовки высококвалифицированных спортсменов. При этом оптимизация тренировочных нагрузок позволяет предотвратить повреждения наиболее нагружаемых в каждом конкретном случае анатомо-физиологических единиц и развитие патологических процессов в организме спортсмена, а, следовательно, в этом случае решаются не только спортивно-педагогические, но и медицинские задачи подготовки спортсменов. …

  • Serg

    Крутая статья!