«Американский тренер Дэйв Сало о подготовке наших пловцов»

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Яндекс

Источник: «БИЗНЕС Online»

Сборная США по плаванию на чемпионате мира по водным видам спорта в Казани по традиции входит в тройку сильнейших, однако из России увезла минимальное количество золотых наград за последние 50 лет. Главный тренер американских пловцов Дэйв Сало в интервью рассказал о феномене главной звезды турнира Кэти Ледеки, поделился мнением о прогрессе Юлии Ефимовой, а также объяснил разницу в подходе к тренировкам американских и российских тренеров.

«У ТРЕНЕРА МАЙКЛА ФЕЛПСА МУЗЫКАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ»

– Дэйв, когда и почему вы стали тренером?

– Я начал тренировать в 20 лет, так что я занимаюсь этим уже 36 лет. Мне всегда хотелось работать тренером, помогать спортсменам достигать их максимума. Сам я был средним пловцом, даже не близким к тому уровню, который показывают на чемпионатах мира. Но я любил спорт, хотел остаться в нём.

– У вас ведь даже образование специальное.

– У меня есть докторская степень в физиологии. О тренировках спортсменов я узнал много.

– Образование обязательно для тренеров в США?

– Там каждый сам выбирает свой путь. Лично мне хотелось получить образование, чтобы быть сильнее. Я считал, что мои знания недостаточны, что я не на все вопросы знаю ответы. В Штатах тренеры обычно работают точно так же, как работали с ними. А мне не нравилось, как тренировали меня, я знал, что не всё понимаю в физиологии, биомеханике, поэтому я сам выбрал образование, в отличие от многих коллег. Причём тренеры всегда общаются, мы много обсуждаем разные стили и методики, никто не ругается. Для меня учёба была путём к открытию себя.

– То есть тренировать разрешают и без учёных степеней?

– Я знаю, что во многих европейских странах знания и умения тренера должны быть подкреплены дипломом. У нас такого нет. Да, многие американские тренеры имеют степень, учились в университетах, но там столько разных специальностей. Боб Боуман, который воспитал Майкла Фелпса, вообще чуть ли не музыкальный факультет закончил, Тери Маккивер – педагогический. Иногда тренеры получают образование задолго до того, как начинают работать со спортсменами. И вообще, у нас не идут учиться на тренера пловцов, выбирают что-то шире, чтобы уметь работать вообще в спорте.

– Образование ведь довольно дорогое. Вы платили за все годы обучения?

– Зависит от учебного заведения. У нас большая система общественных колледжей, они почти бесплатные. Я два года в таком учился. Есть школы и университеты при штатах, они дороже, я вот учился в Лонг-Бич. А есть ещё частные школы, вроде той, где я сейчас работаю, вот они дорогие – 60 тысяч долларов в год. Я тоже столько заплатил в своё время.

– В России работа тренеров не очень хорошо оплачивается. Вы знали, что окупите все свои затраты, когда начнёте работать?

– Нет. Я просто учился.

«ТРЕНИРОВАТЬ ЕФИМОВУ МЕНЯ ПОПРОСИЛА РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ПЛАВАНИЯ»

– На этом чемпионате выступает большая группа ваших пловцов. Сколько их всего?

– Когда мы считали последний раз, вышло 25 человек из разных стран. Там и Катинка Хоссу из Венгрии, и Юлия Ефимова из России. Много ребят.

– А кто именно из российской сборной занимается с вами?

– Никита Лобинцев, Александр Сухоруков, Юлия Ефимова, Владимир Морозов. Была ещё пара человек.

– Как все эти звезды оказываются у вас? Вы их собираете или они становятся звёздами с вами?

– Я никогда никого не просил прийти в мою группу. Все выходят на меня сами. Если у меня есть место, я принимаю пловца. Когда приходил Морозов, он был школьником и как раз подходил по возрасту для университета, я его тогда взял его в нашу команду «Троянз». По поводу Ефимовой со мной связалась федерация плавания России, попросили принять в группу. У неё тогда было много проблем и я думал, что она может даже бросить плавание. Она приехала ко мне вместе с отцом, всё ещё очень молодая, и начала тренироваться. Никита и Александр выходили на меня лично, так что за последние пару лет с нами работали человек семь из России. Сейчас состав группы уже устоялся.

– Валентина Артемьева рассказывала, что на тренировках уделяется время только звёздам.

– Это не так. У нас занимаются и очень молодые ребята, которых мы даже не привезли в Казань.

– Иностранцы поступают к вам в университет?

– Нет, кроме Морозова, который сначала закончил у нас школу, а потом решил пойти в профессионалы, никто не поступал. Просто тренируются.

– За деньги?

– Да.

– Платит страна или сам спортсмен?

– Этого я не знаю, но пловцы оплачивают тренировки, проживание, переезды и всё прочее. Я не могу помогать спортсменам финансово, я этим даже не занимаюсь. Моя задача – давать знания.

«ЧЕМПИОНАТ МИРА НЕ ТАК ВАЖЕН, КАК ОЛИМПИАДА»

– Сборная США с этого чемпионата увезёт минимальное количество медалей за 50 лет. В чем причина?

– Эту сборную мы собирали с упором на чемпионат мира, вот к Олимпиаде мы готовимся долго, начинаем тренироваться недели за 3 - 4 до Игр. Сейчас спортсмены в разной степени готовности, потому что ЧМ – шаг в подготовке к Рио. У нас дома остались ребята, которые могли бы брать здесь медали, но они не смогут выступать на Олимпиаде. Чемпионат мира важен, конечно, но не так, как Олимпийские игры. Мы не переживаем из-за медалей, а просто хотим подготовить спортсменов. Майкла Фелпса вот нет с нами, а он в Сан-Антонио проплыл 200 метров за минуту и 52 секунды, на следующий день уже полетел домой. Если бы он выступил так здесь, было бы «золото» и эстафету мы бы с ним выиграли.

Но если смотреть на командный зачёт, нужно понимать, какой шаг вперёд сделали конкуренты. Австралия была средней командой в последние годы, а сейчас они берут медали, у Великобритании были ужасные результаты три года назад. А сейчас они получают плоды домашней Олимпиады – их команда тогда была очень молодой, а сейчас они так сильно продвинулись, что отбирают у всех «золото». Индивидуально сильные пловцы есть у Польши, у Венгрии есть Катинка Хоссу, так что это не США сдаёт, а весь остальной мир прогрессирует.

– Но вот Райан Лохте приплыл четвёртым на своей дистанции. Это из-за его нового поворота на спину?

– Не думаю, что это главная причина. Он сейчас занимается по другой системе, они экспериментируют, пытаются что-то придумать. И многие другие пловцы в сборной поменяли методику.

– Почему?

– Некоторые ребята долго работали с Бобом Боумэном, а теперь решили уйти.

«ЛЕДЕКИ ОЧЕНЬ УМНА»

– Как прибавила Ефимова по сравнению с прошлым чемпионатом?

– Во-первых, она прошла через очень сложный этап жизни, но она справилась с давлением и не бросила спорт. Это самое главное. Не важно, что она теперь даже лучшие результаты показывает, самое сложное было продолжить борьбу. Она была уверена, что сможет вынести всё на себе. Ефимова – одна из самых талантливых девушек в брассе, я знаю её с 13 лет, и она не вдруг стала звездой, она всегда ей была.

Если говорить о нашей программе, то её преимущество в знании английского. В первое время она вообще ничего не понимала. Я думаю, она немножко изменила стиль плавания, до приезда в США у неё было три разных стиля. Ефимова – одна из лучших пловчих брассом, а ведь я видел много спортсменов, но она даже механически всегда плыла по-разному. Мы немножко исправили этот момент, теперь она стабильнее. У неё есть варианты в зависимости от дистанции, но по ходу заплыва она держит один стиль.

– Ефимова тренируется у вас в Штатах. Нам всё ещё можно считать её воспитанником российской школы или она как Мария Шарапова, которая уже много лет живёт в США?

– Я не думаю, что это имеет какое-то значение, ведь такое происходит постоянно. Молодые ребята выбирают место, где им будет комфортнее всего, чтобы становиться лучше и лучше. Даже у нас такое бывает – Кевин Кордез сейчас живёт в Сингапуре. Это большая редкость, что американский спортсмен уехал куда-то тренироваться, но он улетел за своим тренером Сержем Лопезом, который недавно туда переехал. Отличный специалист, серебряный медалист Олимпийских игр, но вот он уехал в Сингапур. Россияне едут в Штаты и за помощью, и за лучшими условиями, кому-то просто нравится погода в Калифорнии. Но когда спортсмен представляет свою страну, какая разница, где он тренировался?

– В чём проблема сборной России? «Золото» только у Ефимовой, хотя индивидуально все спортсмены перспективные.

– Я не знаю систему подготовки в России, поэтому комментировать ничего не могут. Но талантливых пловцов и правда много. Но если мы посмотрим на Ефимову, то даже она не прошла квалификацию на 200 метров. И Адам Пити из Великобритании не прошёл, и Кэмерон ван ден Бург из ЮАР. Мне кажется, нужно пересмотреть расписание заплывов, потому что оно очень мешает спортсменам, результаты падают. В этом году времени между квалификационными заплывами и финальными намного меньше, пловцы уезжают со стадиона поздно вечером, а утром им уже нужно плыть новую дистанцию.

– Ледеки вроде бы справляется.

– Она очень сильная. Но даже она уже не стала участвовать в квалификации на эстафете 4Х200 м.

– А в чём её феномен?

– Кэти Ледеки – очень умная девушка. Она знает, что нужно много тренироваться. У неё сильный гребок, работает с ней очень хороший тренер, причём не тот, с которым она начинала заниматься изначально. Брюс Гэммел принял её только в 2012 году, они сразу нашли взаимопонимание и постоянно ставят себе новые задачи.

«В РОССИИ ДРУГОЙ ВЗГЛЯД НА РАБОТУ ТРЕНЕРА»

– Как руководство сборной США реагирует на вашу работу с россиянами? Вы ведь и на чемпионате мира им помогаете.

– Ну, я разве что даю советы на тренировках, если вижу своих ребят. Основная работа всё равно в сборной США. Но у нас все понимают, что американские тренеры всегда были доступны для всего мира.

– А российские коллеги нормально относятся к тому, что вы даёте советы их подопечным?

– Мне кажется, все тренеры понимают, что мы желаем лучшего для пловцов. Все всё видят по-разному и спортсмену полезно знать другие точки зрения. В конечном счёте мы все хотим, чтобы пловец показал свой лучший результат, дело не в стране. Это большой вызов для тренера – не быть эгоистом, не концентрироваться на себе и своих атлетах, а давать свои знания всему миру.

– В России многим не понравилось бы, что тренер готовит конкурентов для страны.

– Таков уж российский взгляд. Хотя меня ведь тоже критикуют коллеги за то же самое. Но я тренер, я помогаю и русским, и французам, и итальянцам. Знаете, если уж девушка из России оставила родной дом, приехала ко мне, чтобы прогрессировать, в конце концов она поможет и моим американским ученикам стать лучше, ведь они будут плавать с сильнейшими. Просто у нас разный подход, я ведь независим от правительства США, мне не платят из бюджета, так что могу делать всё, что захочу. В России, конечно, другие ожидания от тренеров. Но мне кажется, что мой стиль полезен для мира, потому что так люди объединяются, так страны становится дружнее, и мы все учимся быть хорошими гражданами мира.