Комментарии специалиста к статье «СЭ»: «Вольфганг Пихлер: ошибка или нет?»

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Яндекс

Статья от 9 апреля 2014 «СпортЭкспресс»

Тренерский совет СБР не дал четкого ответа на вопрос, следует ли считать ошибкой приглашение в женскую сборную Вольфганга Пихлера. «СЭ» тоже взвесил некоторые аргументы «за» и «против» и пришел к выводу, что работа немца с россиянками была отнюдь не бесполезной.
ТРИ ПРИЧИНЫ. Публичные споры о квалификации немецкого тренера перешли в настолько активную и даже дуэльную фазу, что пора, кажется, переосмыслить его творческое наследие. Сколь бы нелепой ни выглядела для многих привязка фамилии Пихлер к понятию «творчество». Что он нам оставил, уехав в свой альпийский Рупольдинг? Зачем он вообще был нужен здесь, этот Пихлер? Для начала не помешает усвоить: хороший немец тренер или плохой, доподлинно знает только Господь Бог. И то не факт. Остальные могут лишь предполагать.

От имени «СЭ» написано: «…хороший немец тренер или плохой, доподлинно знает только Господь Бог. И то не факт. Остальные могут лишь предполагать». Очевидно, автор/авторы «СЭ» – считают себя не просто специалистами, но и ставят себя выше Господа Бога – поскольку в первых же строках дали оценку работе г-на Пихлера!
Оценивать уровень профессионализма любого тренера, во-первых, должны профессиональные эксперты (читай – специалисты не по диплому, а по уровню профессиональных знаний). Во-вторых, уровень профессионализма тренера оценивается по результатам его работы. С экспертами – беда (иначе зачем бы вообще звали в сборные и клубы «варягов»), а результаты работы иностранных тренеров (не только в биатлоне!) говорят сами за себя: мы взамен своих приглашаем за огромные деньги заграничных «стилистов-сантехников», «политиков-кухарок», «певцов с диапазонов с одну октаву».

Случаются стилисты-сантехники. Политики-кухарки. Певцы с диапазоном в одну октаву. Этих рано или поздно выведут на чистую воду потребители их «продукта». (Хотя политики в любой воде чувствуют себя неплохо). С биатлоном сложнее. Тут, как и везде, мерило – результат. Однако тренерам приходится иметь дело не с безусловной наукой или четкой певческой гармонией, а с живыми людьми – спортсменами.

Вот как раз тренер обязан владеть технологиями подготовки высококвалифицированных спортсменов, а это возможно лишь при наличии глубочайших профессиональных естественнонаучных (поскольку имеет дело с живыми людьми – спортсменами!) знаний. Есть ли эти знания у Пихлера и прочих «гастролеров»? Однозначно – нет! Чтобы понять это, надо элементарно знать, что как таковой системы подготовки профессиональных тренеров на Западе нет, а то, что им преподается на специализированных курсах и в колледжах – заимствованные у нас же и упрощенные до неприличия представления о принципах подготовки спортсменов родом из середины прошлого века. Но и у нас до сих пор все основано на том же старом бредовом принципе «чем больше – тем лучше». Экс-россиянка Елена Хрусталёва (Казахстан), серебряный призер Олимпийских игр в Ванкувере 2010 в индивидуальной гонке на 15 км (биатлон) свидетельствует: «… В России ничего не меняется. ... Тренировавшись с командой, я поняла, … что тренировочный процесс команды мне не подходит» (http://medsport.3dn.ru/index/analitika/0-11). Потренировалась без отечественных и забугорных пихлеров и привезла своей новой стране серебро!

Раз так, возможны три причины плохого выступления: слаб тренер, слаб спортсмен, виноваты оба. Относительно объективные данные – лишь в мало кому доступных биохимических анализах. Абсолютная объективность невозможна в принципе, поскольку существует еще и психология.

«Слаб спортсмен» - это о наших-то, о тех, кто вопреки профессиональной безграмотности тренеров (и наших и зарубежных) все же привозят медали и прикрывают ими и собой безграмотность спортивного руководства?!
«Объективные данные ... в … биохимических анализах»? Да откуда взят этот бред? Зачастую самая подробная биохимия не способна сказать, жив человек или мертв!
Психология существует… В отрыве от всего реального (и от биохимии в том числе), исключительно в представлениях тех, кто ею занимается. Правда в последние годы в «научных» статьях стал появляться термин «психофизиология», который вроде бы должен связать ментальное с материальным. Но ни один из ранее живших и ныне живущих психологов (в том числе тех, кто считает себя «спортивными психологами») так и не удосужился хотя бы ознакомиться с законами, определяющими построение поведенческих актов homo sapiens и эффективность этих поведенческих актов, оцениваемых по результатам деятельности. Но тема «психология в спорте» крайне популярна и неизменно регулярно возникает - ввиду профессиональной неспособности многочисленных говорящих и пишущих внятно объяснить причины провальных выступлений наших спортсменов.

Можно ли в таком случае обвинять Пихлера в профнепригодности, подкрепив это дело фактами? Вопрос туманный. Обвинений я слышал много. Аргументация всякий раз от меня ускользала.
ДОВЕРИЕ. На недавнем тренерском совете в Ханты-Мансийске в докладе руководителя комплексной научной группы сборной России Николая Загурского прозвучало: летом и осенью обе женских группы подготовки, то есть Пихлера и Владимира Королькевича, пережили подъемы и спады. Но к октябрю стало ясно, что относительно готовы к сезону только Зайцева и Вилухина. По одной, стало быть, спортсменке из каждой группы. Чем, спрашивается, Пихлер хуже Королькевича? Возможно, немцу изначально достались более сильные гонщицы. Но они, сколь бы диким это ни выглядело, выбирали тренера сами. Что заостряет вопрос доверия. Важный, между прочим, вопрос.

Вопрос: «руководитель комплексной научной группы сборной России Николай Загурский» – это вообще кто и что он из себя представляет как ученый, который хоть что-то мог бы дать высококвалифицированным спортсменам? Несколько малоинтересных статей и кандидатская диссертация – это не багаж для руководителя КНГ!
Да выходит: оба как тренеры - безграмотны! Но в спорте есть правило – «легионер» должен быть на две головы выше своих, доморощенных! В противном случае - а на кой он нужен: дураков у нас своих хватает! Но в эту же когорту надо присовокупить и тех, кто данных тренеров «выбирал»!

Представьте: кто-то мучает вас несколько месяцев подряд, из года в год. Вы терпите насилие над вашим телом и духом, потому что слышите: «Это принесет успех». А успеха нет. В декабре, январе, марте, в следующем сезоне – пусто. Неминуем момент, когда вы перестанете верить своему истязателю. Когда поймете, что он вас дурачит, или вам с ним просто не по пути.

Тренер – не «мучает»! Тренер – готовит и получает требуемый результат! А если нет результата, а есть лишь бессмысленные мучения – это не тренер!

И тут вдруг – разбиение на группы. Отличный шанс сменить пластинку, избавиться от тупого непродуктивного гнета! Прочь от сумеречного Пихлера в светлый мир Королькевича! Пять российских биатлонисток, однако, остаются в группе немца, подтверждая тем самым: они в него верят. А две еще и плачут потом, когда Пихлер прощается со сборной. Может, эти две – Зайцева и Романова – не смыслят ни в биатлоне, ни в жизни? Может, эти пять оставшихся просто мазохистки или физкультурницы, ценящие в спорте процесс, а не результат? Кого-кого, а Зайцеву в подобном заподозрить сложно. Она на своем биатлонном веку повидала многое и многих. Зомбировать себя никому не позволяла. Вряд ли и на этот раз попала под немецкий гипноз.

На самом деле из этих двоих лучше тот, кто меньше денег получает – он, по крайней мере, для СБР - выгоднее!
Конечно девочки в биатлоне – смыслят! Но – как спортсменки, а не как тренеры! Не думаю, что им было позволено тренироваться так, как они сами захотели! Остается сказать им спасибо за то, что, несмотря на тренерскую безграмотность, бились и бьются за первые места! А где бы они были и где бы были их соперники, если бы их готовили правильно! А что расплакались – наверное, почувствовали, что дальше будет еще хуже.

Еще одно сопоставление. Во всех гонках сочинской Олимпиады, где на старт выходили четыре россиянки, три из них представляли группу Пихлера. В том числе в женской эстафете. В масс-старте и смешанной эстафете, где участниц было по две, представительство распределилось поровну. Возможно, Пихлер загипнотизировал или запугал тренерское вече СБР, определявшее, кому выходить на старт. При том что самого Пихлера из данного органа постепенно выкурили. Но если не было ни гипноза, ни выкручивания рук, какие к немцу претензии? Внутреннюю конкуренцию он выиграл. Внешнюю? Ха! Мы привыкли сравнивать, что стало, с тем, что было, но забываем скандал 2008/09 годов, ударивший не по отдельным биатлонисткам – по целой методике. У нас нет феноменальных гонщиц, способных бегать со скоростью Нойнер при любом тренере мира, но мы виним в этом Пихлера, а не, к примеру, генофонд нации или сомнительную детско-юношескую селекцию. Не смахивает ли это на проблемы с логикой?

Про генофонд нации – чистый идиотизм автора! Но это не удивительно: абсолютная профессиональная безграмотность – основная черта тех, кто сегодня выбрасывает на бумагу и в интернет свои невесть откуда взявшиеся мыслишки!
А селекция-то тут при чем? Ее вообще не существует! В детско-юношеских лыжах и в биатлоне все просто: кто выжил в результате многолетних безграмотных тренировок, того и имеем в большом спорте… И многочисленные таланты губятся еще там, в детстве. Но чтобы понять это – надо обладать профессиональными знаниями и непосредственной информацией о том, что происходит на самом деле в отечественном спорте.

РОМУАЛЬДЫЧ. К немцу охотно липнут слова на букву «ш»: шабашник и шарлатан. Но кого бы я ни спрашивал, даже самых главных критиков, все признают: он не был послан мировым империализмом для развала российского биатлона и точно приехал не вредить. Захотел срубить деньжат? Наверное. Кто же их не любит, деньжат? Но и трудовой энтузиазм Пихлеру был не чужд.

«Срубить деньжат» - никто не прочь! Но следует задать вопрос: кто те идиоты, кто эти деньги г-ну Пихлеру регулярно много лет платил?

Получается, немец ошибался? Как ни крути, а общий фон это меняет. Одно дело – прямой саботаж и плевок в профессию, совсем другое – попытка применить в чужих условиях свою методику. Хорошо бы еще понять, в чем именно заключались ошибки.

Откуда у профессионально безграмотного по сути немца «своя методика»? Любая методика всегда базируется на законах, закономерностях и принципах! Так их еще надо знать! Вот собственные представления о методах подготовки биатлонистов у Пихлера, как и у любого, кто хотя бы просто интересуется спортом – вне всякого сомнения, были и есть! Ну так пригласите на роль главного тренера сборной любого, у кого есть свои представления!

Впрочем, наверняка найдутся и те, кто станет оспаривать само наличие у Пихлера каких-либо методик. Откуда им взяться, в самом деле? Встал Ромуальдыч с утра, понюхал портянку, заколдобился и давай нагрузки из пальца высасывать. Сюжетная линия, однако, в том, что планы Пихлера контролировались СБР и Министерством спорта. А в олимпийском сезоне – истово контролировались. И даже, страшно сказать, одобрялись! При таком подходе я не очень понимаю, зачем вообще нужен тренер, поскольку он становится похож на рядового надзирателя. Но дело не в этом. А в том, что Пихлер был вполне прозрачен и подконтролен. Им руководили люди, которые сами тренировать не могут или не хотят, но лучше всех знают, как это делать. На каком этапе он их обманул? Что плохого сделал тайком, лишив медалей наших потенциальных чемпионок?

Оказывается, Пихлера «контролировали» и им «руководили люди, которые сами тренировать не могут или не хотят, но лучше всех знают, как это делать»! Так «вот где собака порылась»! Ну так и надо было вытащить имена-фамилии тех, кто «контролировал» и «руководил» – на всеобщее обозрение, и – поставить их вместе с Пихлером к стенке! Страшно? Конечно. Зачем подставляться? Ведь – накажут! Лучше – как всегда: обо всем и ни о чем, но обязательно - «подклубничить» чем-нибудь (см. ниже).

ЧЕТЫРЕ ИЗ ШЕСТИ. Мнение Павла Ростовцева, который Пихлера свято чтит, сейчас приводить не модно: он в свете известных обстоятельств лицо заинтересованное. Поэтому скажу о другом. Ясно, что немец и его методика подходили не всем. Языковой барьер потенциально затруднял прояснение сторонами своих профессиональных позиций. Наверное, многих бесила его внешность. Хотя в молодости Пихлер был, должно быть, не так уж страшен, если, будучи 29-летним и холостым, принял в себя четыре из шести пуль, выпущенных в него каким-то ревнивцем. Стрелявший покончил с собой, история взбудоражила весь Рупольдинг, и сердцеед Пихлер вспоминает ее с большой неохотой. Не все очевидно и с его работой в сборной Швеции. С одной стороны, масса подиумов и побед. С другой – там тоже имело место понижение в должности: Пихлеру, тренировавшему одно время обе шведские сборные, за год до переезда в Россию оставили только женщин. Но все это абсолютно не дает ответа на вопрос, что именно можно инкриминировать немцу как тренеру. Кроме того, что он раздражал своих российских коллег одним лишь фактом отъема у них работы, да еще и осмеливался при этом давать вполне осмысленные интервью. В которых, кстати, не раз винил систему финансирования российского спорта, развращающую спортсменов. Роль этой системы в настоящий момент вообще выпала из критического поля, в то время как вокруг Пихлера, уже «варящего компоты» в горном Рупольдинге, не утихает треск копий.

ВВЕРХ И В ТЕМНОТУ УХОДИТ НИТЬ. Разумеется, увидеть логику со стороны куда труднее, чем изнутри процесса. В этом смысле у СБР есть большое преимущество: там способны сделать серьезный анализ и растолковать, пусть даже только самим себе, вреден был немец или полезен. Это необходимо не для того, чтобы потоптаться на костях Пихлера, а для дальнейшего движения вперед. И для поисков его сменщика.

Если бы СБР был способен «сделать серьезный анализ», то сделал бы это давно! Еще до того, как Пихлер был приглашен в Россию! И тут вопрос: кем приглашен, где имена, фамилии, явки? Кто на самом деле за все в ответе?

Но если судить по тому же совету в Хантах, с анализом пока не сложилось. Определенность насчет ошибок и достижений Пихлера отсутствует. Вместо нее в основном антипатии, выраженные в экспрессивной форме: «Да кто он такой, этот Пихлер!». Более того, в совершенном ауте другая тема, без раскрытия которой формировать будущий тренерский штаб сборной не опрометчиво – опасно! Речь, конечно, о положительных допинг-пробах Старых и Юрьевой. Сценариев здесь ровно два. Первый – в девушек попал допинг. Что автоматически должно повлечь за собой глубокое разбирательство с оглашением имен и приводящих механизмов. Второй вариант – Россию опять унизили подлогом. Что обязано повлечь за собой выигранные суды всех инстанций и триумфальную компенсацию всех издержек, включая моральные. Третьего варианта не существует в природе. Но мы, похоже, пытаемся претворить в жизнь именно его. Ни «бэ», ни «мэ», ни расследования, ни признания, ни виновных, ни наказанных. Стерпится, слюбится, а потом забудется. Тоже дело. Однако забыться такому не суждено, ибо без выяснения, откуда растут ноги и куда уходит нить, напоминание не заставит себя ждать. Будут новые пробы, потом дисквалификации, затем опять тишина. Привычный, но, к сожалению, замкнутый круг. Каким образом, не разорвав его, можно назначать новый тренерский штаб, я понимать отказываюсь. На этом фоне анализ работы Пихлера, не принесшего России, между прочим, ни единого допингового «залета», выглядит чуть ли не пустяковой формальностью. И пока мы ждем этого пустяка, спор о плюсах и минусах немца есть смысл завершить очевидным.

Фраза «в девушек попал допинг» - уникальна и требует занесения в анналы спортивной журналистики на века! Главный вопрос, который должен был быть задан – как он в них «попал»? И ответ на него однозначен: тренерский штаб, включая Пихлера, не мог не быть не в курсе того, что едят или колют их подопечные! Более того, специалист, даже если он по какой-либо причине находится в неведении относительно нюансов фармакологической подготовки своих подопечных, не может не заметить метаморфоз, происходящих со спортсменами при использовании допинга. Но я сказал – специалист. Тренеры СБР могли не заметить. И кстати, в противном случае это уже уголовное дело. На самом деле проблема в том, что в спорт во всем мире десятилетиями внедрялись именно допинговые методы подготовки спортсменов и эти методы опять же во всем мире используются по сей день (по-другому готовить спортсменов уже и не умеют). Единственная задача – не попасться! Но эта задача имеет множество решений – надо лишь воспользоваться услугами специалистов. А потому никого (в том числе – в СБР) не интересуют современные бездопинговые технологии подготовки высококвалифицированных спортсменов.

Польза Пихлера хотя бы в том, что своей работой он заставил мыслить, аргументировать, сравнивать. И искать тех, кто сможет отработать лучше него, сумев при этом не попасться.

Генри Форд некогда сказал: «Думать – самая трудная из работ. Поэтому так мало людей ею занимаются!». Способность к реальному осмыслению имеющегося опыта может основываться исключительно на высочайшем профессионализме. Но если осмысливать опыт Пихлера будут те же, кто его «контролировал» и им «руководил», то какой смысл в таком «осмыслении»?!
Очевидно, фраза - «сумев при этом не попасться» - специальная оговорка, возвращающая нас к теме допинга. Но тогда все предложение – призыв работать по старому! И зачем тогда некий автор от имени «СЭ» писал данную статью?

С.Е.Павлов