«Бронза Ефимовой после инъекции…»

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Яндекс

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

По большому счету, благодарить за эту медаль нам следует американцев: Дэвида Сало, личного тренера Ефимовой, и ее постоянную спарринг-партнершу Ребекку Сони. Правда, Сони стала чемпионкой, попутно установив мировой рекорд, а Юля помимо американки пропустила вперед еще японку Сатоми Сузуки, но на российском "безрыбье" любая бронза - золотой червонец. Для Ефимовой же медаль и вовсе стала подвигом.

Игры стали для спортсменки нелегким испытанием, чтобы не сказать - жутким. Через два дня после того, как пловцы заехали в Олимпийскую деревню и начали тренироваться в главном бассейне, у Ефимовой внезапно пошла мощнейшая аллергическая реакция. Первые симптомы, как призналась Юля врачам, она начала ощущать еще раньше - на тренировочном сборе, который пловцы проводили в Великобритании. Ну а едва окунувшись в лондонский бассейн, Юля в одночасье покрылась аллергической сыпью с головы до ног, хотя никогда прежде серьезных проблем подобного характера у девушки не случалось.

Еще через день реакция пошла "вглубь" - у Ефимовой распухли губы, стало трудно дышать. Специалисты российского медицинского центра кинулись бить тревогу: подобная симптоматика вызывала опасение, что аллергия спровоцирует отек Квинке - заболевание, при котором дыхательные пути отекают до такой степени, что человек теряет способность дышать.

В "мирной" жизни подобное состояние пациента быстрее всего нормализуется сильнодействующим гормональным препаратом дексаметазоном. Но вводить это лекарство спортсмену, выступающему на соревнованиях, можно только имея так называемое "терапевтическое исключение" - бумагу, подписанную полномочным медицинским представителем и объясняющую необходимость использования конкретного препарата. Иначе - неминуемая дисквалификация.

Когда Ефимова вместе с руководителем российского медцентра профессором Сергеем Архиповым пришла за этой бумагой в международный медицинский центр, дежуривший там врач осмотрел российскую брассистку, полностью согласился как с диагнозом, так и с необходимостью применения гормонального препарата, но сказал, извинившись и сославшись на правила, что не может взять на себя ответственность подписать разрешение: мол, это должен делать представитель антидопингового комитета Международного олимпийского комитета.

В следующей инстанции Ефимову и российского врача встретил очень пожилой австралиец (его появления пришлось ждать почти час) и начал самозабвенно что-то вещать менторским тоном. Понять большого медицинского босса было категорически невозможно, так как, во-первых, он говорил по-английски с жутчайшим австралийским акцентом, а, во-вторых, был изрядно шепеляв: во рту медицинского светила отсутствовала половина зубов.

Послали за переводчиком. Австралиец, недовольный уже тем, что его попросили по возможности четко повторить все еще раз, стал ворчливо читать российской мини-делегации очередную нотацию. Смысл его речи сводился к следующему: мол, вы, европейцы, привыкли по любому поводу хвататься за шприц. В то время как существуют совершенно замечательные таблетки, которыми просто нужно уметь пользоваться.

Далее шло предложение "прямо сейчас" научить представителей России всем тонкостям таблеточной терапии и посмотреть, что будет.

Доведенный в глубине души до белого каления российский профессор ответил: "Прекрасно. Мы готовы во всем с вами согласиться. Но только после того, как вы подпишете бумагу, что выслушали мой диагноз и мои предложения по лечению, отклонили их и, если у девочки случится отек Квинке, подтверждаете, что я, как врач, уже не должен нести за это никакой ответственности".

Австралиец задумался и пообещал перезвонить в российскую клинику через час - сообщить свой вердикт. Действительно перезвонил - дал разрешение на инъекцию. Для полной страховки российская сторона затребовала письменное подтверждение. Спустя еще два часа по электронной почте было получено и оно. Как сказал Архипов, для абсолютной гарантии Ефимовой следовало бы сделать еще один укол. Но потом было решено обойтись разовой мерой.

Наутро Ефимова была практически здорова. Это был день предварительного и полуфинального стартов на дистанции 100 м брассом...

Юлия Ефимова и Ребекка Сони

В целом же вчерашний день получился вполне оптимистичным: в финал на дистанции 200 м на спине с четвертым результатом вошла Анастасия Зуева. Ну а главным событием плавательного вечера стала очередная очная битва между легендой мирового плавания Майклом Фелпсом и рвущимся в легенды Райаном Лохте в заплыве на 200 м комплексным плаванием. Зрелище стоило внимания: пожалуй, впервые за весь олимпийский турнир 15-кратный олимпийский чемпион показал, на что он способен, если его по-настоящему разозлить. Хотя мировой рекорд Лохте, установленный год назад, уцелел.

Под занавес дня Фелпс еще раз продемонстрировал собственное величие: сошел с пьедестала - и отправился на стартовую тумбочку первого же полуфинала стометровки баттерфляем. Фирменным сокрушительным финишем выиграл свой заплыв - 50,86 и с лучшим временем вошел в финал.

Источник материала